Love... Horse... People

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Love... Horse... People » Рабочая зона » Выездковый манеж


Выездковый манеж

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://i016.radikal.ru/0804/fe/271386ee7050.jpg

0

2

Очередной толчок в бок заставил его продрать глаза, Дон резко подпрыгнул и совершив красивый реверанс на всех четырех опустился прямо на ногу злобному конюху. Тот оказался не промах и быстро сообразил, в чем дело, ткнув в морду веником. Ошарашенный такой наглостью, Нейро встал как вкопанный и смог прийти в себя, только когда благой мат разразился в деннике.
Ой прости родной, я и забыл про твою ногу, она такая хорошенькая, маленькая, аппетитная – с этими словами, Нюша посильнее придавил ногу человека и тут же отскочил, чтобы не получить еще раз по морде. Весь синий и мокрый конюх, кипел от ярости. Но при этом не собирался делать ничего непокорному созданию, уж слишком дорого стоит эта скотина, лечи потом за свой счет. Рыкнув на вороного монстра денникового предприятия, мужик выпорхнул с ловкостью слона и побежал жаловаться куда-то. Почему жаловаться? Да потому что через минуту около денника оказалось уже два человека, при чем уже знакомому длиннонога среди них не было. Реквием, так порой звали коня знакомые люди, резко прижал уши к затылку, но ничего пока предпринимать не стал, поглядывая далеко не самым приятным взглядом на собрание поэтов-песенников. Те ворковали над ним еще минуты четыре, ну а после один, видимо самый смелый, решился на отчаянный шаг -  зайти в денник. О и тут его постигло величайшее разочарование в жизни, потому как, Нюша все прочухал до того, как они об этом подумали, и припер дверку своей миниатюрной попочкой.
Пардоньте господа, я тут решил подремать, я знаю, вы не против. – Слова его не произвели должного действия, потому как те кто стоял с другой стороны денника не успокоились. Глаза коня расширились до состояния тарелки, когда вдруг ему уперлось в попу что-то теплое. Он резко отскочил, а тот кто стоял снаружи с ведром кипятка, полетел в денник, при этом ошпарившись и попав мордой в навоз. Нейро, как самый невинный конь на свете отошел в сторонку и стал усердно жевать сено, делая вид, что тут совсем не причем. Грязный и побелевший от злости конюх, схватил непокорное создание за недоуздок, и хотел было что-то не хорошее сделать. Но Нейро сделал такую поразительную мину, что у того, как-то отпало столь яркое желание.  Руки не распускать. – все с тем же каменным выражением лица произнес конь, человек быстро схватил чомбур и прикрепив его к недоуздку вытащил, ну как вытащил, скорее выбуксировал, коня в проход. Все с той же замечательной миной, Рек стоял и фыркал, как можно громче, раздражая людей вокруг, но эти паразиты быстро приспособились и не обращали на него внимания, быстро смахнув пыль с коня, они начали его седлать. Такой поспешность он не видел даже у человека, спасавшегося от нападения акулы. Нейро с недовольным хрюканьем обернулся и посмотрел на людей, но было поздно, в пасть пихнули пару железок и быстро затянули капсуль.
Эй господа, вы что себе позволяете, я между прочим элитная лошадь царский библиотекарь, Гай Юлий Цезарь, для необразованных просто Юлий! – и то не подействовало, его быстро выволокли на улицу, где не очень приятно было в глаза солнышко, а дальше началось самое смешное. Корова на льду. Пытаясь собрать ноги в кучку, Нейро все с тем же каменным выражением лица старался не придавить убегавшего от него конюха, и какой же была его горечь, когда оказалось, что ледяная дорожка длилась прямо до дверей манежа.
Картина получилась очень милая, сначала в манеж вошел человек, старательно делавший вид, что все хорошо. Ну а далее в него влетела лошадь, старательно делавшая вид, что все плохо. Проем для двоих оказался слишком узкий, и они пролетели дальше, как пробки от шампанского. Стараясь как-то остановить развеселившегося к тому времени коня, конюх попался под его длиннющие ноги, кое-как, поймав на повороте лошадь, человек натянул на лицо улыбку. Нюша ничего не понял , но постарался сделать то же самое. Получилось не очень. Только сейчас он заметил, что все это время в манеже они были не одни, тут был незнакомый телезритель. Этого человека Нейро видел впервые. Хотя ему тот уже не нравился, даже тем, что сейчас будет работа, сегодня хотелось искренне поленится.
Вот, заберите. – Последнее было, похоже, не мольбу, и вороной не смог сдержать смешка. Да так от него уходили все. Ну а теперь будет самое интересное. Жеребец перевел свой взгляд на того, кто стоял рядом. Это был высокий молодой человек, не самой привлекательной внешности, но и не заморыш, в общем, наездник, наездником.
Ну что перчик холопеньё на меду, посмотрим каков ты в деле? Так сильно не хлюпаться на спину, я старая больная лошадь. – При этом он попытался изобразить такую немощную мину, что ему показалось, что он таким навсегда и останется. Нейро поднял повыше голову, так он казался еще больше, и раздув грудь, как индюк, растопырил ноги, готовясь к посадке человека. Он так делал всегда, потому, что многие уже не правильно садились и оказывались на крупе, так что совсем не хотелось, чтобы очередной ездок отбил спинку. Дон подобрал голову и покосился на парня, думая, что же сегодня будет, ведь это новое знакомство, не смотря на свой хороший лад в работе, это совершенно не означало, что он такой же и во время остальных встреч.

0

3

----------новое начало
Новая лошадь это всегда интересно, но по всей видимости это был не тот случай…  Этот конь когда-то принадлежал ее мужу… А теперь, когда нет его администрация переложила этого копытного на ее хрупкие плечи. С явной окраской доверия. Ничего смертельного про него ей не сказали, и это было очень положительно, она довольно сильно устала от непокорных созданий. И сейчас ей хотелось отдохнуть… Может она уже стареет. Двадцать четыре… Вроде так мало, а с другой стороны, уже столь пережито, стоит ли вспоминать то, что было когда-то? Ей было это больно. Но она ничего не могла сделать.
Хромовые, вычищенные до блеска сапоги вновь идеально садиться на ногу. Теплая жилетка и сверху куртка, сегодня работа в манеже, на плаце холодно, да и грунт замерз, поэтому ломать ноги лошади совсем не хотелось. Философер. Вот и все, что она знала об этом коне. Имя. Порой даже оно означало слишком много. Но ведь это не всегда правильно. Многие лошади означали больше чем просто легкое прикосновение. Многие из них заполоняли душу, оставляя слишком сильные, глубокие следы, на вечность… у нее был один такой конь, она работала с ним, когда жила в Канаде. Его звали Мизантроп… они пережили вместе целую жизни, но после того, как ей пришлось переехать, коня продали в Германию и она уже никогда не знала о его судьбе. Порой ей хотелось это закончить, очень хотелось, потому что каждая история означала очень многое. Каждая история отдавалась глухим эхом в душе. Больно. Очень больно думать о том, что можно в один день потерять любимое животное. Поэтому не хотелось вновь возвращаться на конюшню, зная, что в один день его просто могут забрать.
Берейтор, да она всего лишь берейтор для них. Не многие люди знают, как тяжело именно берейторам. Как они привязываются к лошадям, с которыми работают. Хозяева, это понимают, но ведь ничего не могут сделать. Но даже если и делают, не всегда такое решение бывает правильным. Лондон громко выдохнула, застегнув куртку и завязав на голове волосы в строгий пучок. Одела на голову теплую повязку, чтобы та спасала уши от холода, ну вот вроде и все. В руке хлыст, сегодня конкур, прыжки на мощность. На ее выдержку и его сноровку. Она прочитала недавно, на его табличке, что он троеборный конь, повышенной квалификации, а это значит. Что с этой лошадью нужно проводить незаменимый и постоянный тренинг. Вот сегодня их первое знакомство, которое либо пойдет хорошо. Либо пойдет не очень. В любом случае она будет с ним работать. Ведь любая лошадь заслуживает всадника, какой бы она не была.
Под ногами легко скрипел снег, ее шаги, тихие, как поступь зимы, еле слышно отдавались на стенах конюшни. Снег, который успел покрыть своим одеялом все вокруг, сейчас повалил с новой силой и уже практически превратил ее в снеговика. Лондон поспешила, до манежа еще метров десять. Главное успел, а то превратишься в сосульку. С каждый метров шаги давались сложнее, с каждым вздохом дыхание все больше перехватывало и становилось не по себе. Уж слишком мощно действовала на нее работа, тем более, когда под седлом новый, неизвестный конь. Да еще плюс ко всему связанный не с очень приятными воспоминаниями из ее жизни. Сейчас это была вторая ее лошадь в работе, Звон стояла и отдыхала, давая ей возможность поработать с новым конем. Ее собственный конь – Мистраль, заболел и сейчас находился в Германии на лечение, у него полетели ноги… Слишком большая проблема для взрослой лошади, тем более для выездковой, на которой возлагаются большие надежды. Эта новость быстро распространилась по всему комплексу, дойдя и до директора. Он то и поручил ей заняться новым конем, сказав, что это теперь ее основная работа, потому как возможно потом лошадь сможет выступать под ней на соревнованиях. Это было не очень реально, но он на это надеялся.
Виктория открыла дверь манежа, тихо заходя внутрь, здесь уже были люди. Тори  чуть не поперхнулась увидев это, она думала, что комплекс погас и она одна будет тут работать до потери пульса, но вот перед ней живой человек, да еще и с конем. Про этого жеребца она только слышала. Вообще на конюшнях было мало питомцев, поэтому она знала их в лицо. Но этот был ей знаком. Этот конь выступал когда-то под самой Кэтрин Лизенхофф, всемирно известным тренером и всадником. Девушка подивилась этому, ведь такого коня не могли отдать первому встречному, да комплекс нуждался в берейторах, но ведь не до такой же степени. Хотя, возможно это тот самый всадник, что был им так нужен. Лондон решила не подходить к паре, а остаться в углу. Присев на трибуну, она стала выжидать. Вот вот ей должны были привести нового подопечного, посмотрим, во что выльется эта встреча.

0


Вы здесь » Love... Horse... People » Рабочая зона » Выездковый манеж


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC